Промышленность должна обеспечить население региона товарами народного потребления

Задача властей - не только развивать традиционные отрасли промышленности, но и обеспечить население высококачественными товарами повседневного спроса местного производства, считает министр промышленности и науки Свердловской области Сергей Пересторонин. Своим видением перспектив развития бизнеса в регионе и роли власти в этом процессе он поделился на деловом завтраке в уральском филиале "РГ".

Сергей Валентинович, недавно подведены итоги 2017 года. В целом индекс промпроизводства составил 103,1 процента. А как себя чувствуют системообразующие отрасли региона, прежде всего металлургия?

Сергей Пересторонин: Стабильно. Хорошие результаты и перспективы у трубников, даже несмотря на сдержанную динамику спроса: у предприятий Трубной металлургической компании отгрузка в 2017 году выросла на 25,9 процента, Первоуральский новотрубный завод нарастил объемы более чем на 14 процентов. Производство рафинированной меди на комбинате «Уралэлектромедь» выросло на 10 процентов, чугуна и стали выпущено на два процента больше, чем в 2016-м. В этом году на многих металлургических предприятиях региона планируется запуск ряда новых мощностей, в результате должны ощутимо вырасти объемы и качество продукции.

В 2017 году, как нам показалось, в области было реализовано меньше заметных инвестпроектов, чем в предыдущие годы. С чем это связано?

Сергей Пересторонин: Разве что с недоработкой в части их освещения в СМИ. В 2017-м на территории области реализовано 17 относительно крупных проектов и организовано 18 новых производств в самых разных отраслях — от добывающего комплекса до запуска компанией «Здравмедтех» цеха по изготовлению расходных материалов для проведения хирургических операций. В этом году планируется 20-22 проекта, около десятка — в стадии завершения. Например, реконструкция трубопрокатного производства на Северском трубном заводе, в которую вложено более 17,8 миллиарда рублей, строительство прокатного комплекса на Каменск-Уральском металлургическом заводе стоимостью свыше 46 миллиардов, ну и, конечно, пуск седьмой домны на ЕВРАЗ-НТМК, который ожидается буквально на днях. В машиностроении достаточно масштабные проекты реализуют Уралмашзавод, «Уральские локомотивы», Уральский турбинный завод и другие. Причем к работе по локализации производств комплектующих привлечены многие другие предприятия Свердловской области.

По настоящему прорывное направление сегодня — химическая промышленность. С 2012 года у нас идет создание отраслевого кластера, развивается Химпарк «Тагил», и, если нам удастся реализовать проект производства метанола мощностью 600 тысяч тонн в год (начало реализации проекта намечено на 2020 год), это обеспечит дополнительный прирост на 20-25 процентов в год по химической тематике. К тому же появится база для создания еще 5-6 предприятий более высокого передела.

К слову, впереди освоение Арктики, строительство Северного широтного хода. Так что в ближайшие лет пять промышленникам Урала точно есть чем заниматься — и металлургам, и машиностроителям, и производителям электротехнических изделий.

А что происходит в оборонной промышленности в связи с сокращением гособоронзаказа (ГОЗ)?

Сергей Пересторонин: Начнем с того, что в 2017 году на свердловских предприятиях ОПК уровень ГОЗ и производства продукции спецназначения существенно не сократился по отношению к 2016-му, а он был рекордным за последние 10 лет. Объем отгруженной продукции в отрасли составил 107 процентов к уровню 2016-го и 158,3 — к 2015 году. На 2018-й тоже прогнозируется достаточно высокий спрос на оборонную продукцию.

Тем не менее перспектива снижения ГОЗ просматривается и стоит задача увеличения доли гражданской продукции. Рынок здесь очень большой, созданы перспективные разработки, но есть и некоторые проблемы. Директора старой формации привыкли решать совершенно конкретные задачи, они не готовы заниматься изучением рынка. Поэтому развитие гражданской тематики идет тяжело, как в старом анекдоте: «Что ни делаю, все равно танк выходит». Например, на заводе имени Калинина подметально-уборочную машину разработали более десяти лет назад, но только сейчас довели первый образец до эксплуатационного качества.

Если не будет генплана развития территории, то через два-три года придется вахтами возить рабочих на комбинаты, как сегодня топ-менеджеры летают из Москвы: их жены на Урале не живут

Такая же история на Уралвагонзаводе с пропашным трактором: их начали выпускать в 2007-2008 годах, еще Эдуард Россель продвигал этот проект, а потом было принято решение передать производство тракторов в Челябинск, где все и заглохло. Но сейчас в стране вообще нет пропашных тракторов третьего класса российского производства. Парк такой техники — 87 тысяч единиц, а потребность — 132 тысячи. Мы готовы помочь предприятию, в том числе с организацией производства необходимых комплектующих. Но пока вопрос в стадии проработки.

Пожалуй, если региональные власти и могут помочь ОПК, то как раз в части расширения номенклатуры гражданской продукции.

Сергей Пересторонин: Да, и это важно не только для самой оборонки. В программе «Пятилетка развития» стоит задача, чтобы качество жизни населения было одинаковым в любой точке Свердловской области. А это качество услуг, доступность товаров. Во времена Советского Союза производство товаров народного потребления (ТНП) планировалось на 20 лет вперед. В сегодняшней России подобной программы нет, поскольку в 90-х годах нашими «друзьями» из-за рубежа экономика была сориентирована так: ваше дело — добывать полезные ископаемые, а бусы и консервы мы вам привезем сами. Но нас это не устраивает. Население Свердловской области в год на закупку ТНП и продовольствия тратит около триллиона рублей, тогда как ВРП у нас примерно 2,2 триллиона. Вы представляете, какой финансовый ресурс утекает за пределы субъекта?! Он должен остаться на территории области, и это вполне реально.

Когда-то нам говорили, что самообеспечение продовольствием невозможно в нашем «краю вечнозеленых помидоров». Но сейчас у нас этот показатель уже на уровне 28-29 процентов, а по ряду позиций (молоко, мясо) — порядка 60. В Белоруссии самообеспечение продовольствием — 72 процента, ТНП — 64. То есть все возможно и посильно при условии, что есть государственная воля и программа. И мы будем оказывать проектам в этой сфере всестороннюю помощь через региональные фонды развития промышленности, поддержки предпринимательства.

Выходит, власти сконцентрировались в основном на поддержке малого и среднего бизнеса? А крупняк и сам выживет?

Сергей Пересторонин: Не совсем так. Просто нужно зреть в корень: что от этого получит рядовой житель? Наши металлурги в основном ориентированы на экспорт, а мы — на то, чтобы уральцам жилось лучше. Не все решают миллионы тонн чугуна, стали, труб…

Но налоги-то заводы здесь платят.

Сергей Пересторонин: Не все. Крупнейшие вертикально-интегрированные холдинги — «Ренова», Ростех, «Алмаз-Антей» и прочие — имеют здесь десятки предприятий, а зарегистрированы в Москве. Да, НДФЛ платят здесь. Но прибыль-то аккумулируется совсем в другом месте. Так что, будем всем помогать или все-таки в первую очередь поддержим тех, кто заинтересован в развитии территории? Кстати, мы одновременно ведем серьезную работу, чтобы вернуть налогоплательщиков в регион.

Что касается местных крупных компаний, то все они социально ориентированные. Та же УГМК — посмотрите, какие проекты в Верхней Пышме реализованы! Я недавно был в Липецке, где работает крупнейший меткомбинат, — это небо и земля. Да, чистенько, аккуратненько. Но в плане развития там не делается ничего.

Объективный показатель в этом плане — численность населения. Если она, несмотря на высокую заработную плату, сокращается, значит, недорабатывает глава, и у руководства градообразующего предприятия нет понимания ситуации. Город без лица, людям негде проводить досуг, не хватает услуг шаговой доступности. Я говорю руководителям: если не будет генерального плана развития территории, то через два-три года вам придется вахтами возить рабочих на комбинат, как сегодня вы сами летаете из Москвы. Жены топ-менеджеров на Урале не живут. А ведь двигатель прогресса — это женщины. Нет женщин — нет быта, нет быта — нет производства. А в городах, где работают предприятия УГМК, строятся спортивные, культурные объекты, образовательные учреждения, занимаются благоустройством. Руководство знает: не заботясь о населении, ты не получишь качественного рабочего, который будет обеспечивать тебе прибыль. Простая схема, но не все это понимают.

По сути, как раз задача органов власти — состыковать планы области, муниципалитетов и компаний в интересах развития всего региона.

Сергей Пересторонин: Чем мы и занимаемся. И 67 процентов муниципалитетов имеют такие планы. Важно, чтобы они были экономически обоснованы, тщательно просчитаны. Увы, мы, к стыду своему, до сих пор не составили общий каталог товаров народного потребления, выпускаемых в области: не хватает времени и ресурсов, но в первом квартале эту работу все же завершим. Да и многие главы муниципальных образований толком не знают, какие малые предприятия работают на их территории. Тому тоже есть причина: жизнь заставила многих предпринимателей не привлекать к себе внимание, ведь иначе сразу начинаются проверки, которые, как правило, не помогают, а просто убивают бизнес.

А у нас в регионе, оказывается, шьют прекрасную детскую спортивную одежду и обувь, изготавливают качественные ортопедические матрасы, причем по полному циклу, и многое другое. Ряд вполне успешных проектов предприниматели запустили безо всякой помощи, сейчас они поняли, что есть смысл работать с государством — мы готовы включиться на этом этапе и оказать им поддержку.

Источник: «Российская газета»
Источник фото: https://rg.ru/

2018-02-15T14:35:57+00:00